Е.А. Баженова, М.П. Котюрова

Т е к с т

Текст (от лат. textus — ткань, сплетение, соединение) — объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными качествами которой являются связность, целостность, завершенность и др. В семиотике Т. рассматривается как осмысленная последовательность всех символов. С этих позиций Т. признается не только лишь словесное произведение, да и произведение музыки Е.А. Баженова, М.П. Котюрова, живописи, архитектуры и т.д.

В языкознании Т. — это последовательность вербальных (словесных) символов, представляющая собой снятый момент языкотворческого процесса, зафиксированный в виде определенного произведения в согласовании со стилистическими нормами данной разновидности языка; произведения, имеющего заголовок, завершенного по отношению к содержанию этого заголовка, состоящего из взаимообусловленных частей и владеющего целенаправленностью и прагматической установкой Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. Лингвистические характеристики Т. описываются средством текстовых категорий (см.) — общих и существенных признаков, характерных как всем типам Т., так и каждому Т. в отдельности.

Более всераспространены три осознания термина "Т.":

1) как единицы высшего уровня языковой системы (узколингвистический нюанс);

2) как единицы речи, результата речевой деятельности;

3) как единицы общения Е.А. Баженова, М.П. Котюрова, обладающей относительной смысловой завершенностью.

Эти трактовки понятия "Т." обусловливают различение определений (и соответственных понятий) "текст" (выражение) как фактически языковой парадокс и "целый текст", произведение с присущими ему качествами, отличающими его от единиц и уровней языковой системы. Такими различительными качествами являются функционально-коммуникативные свойства, проявляющиеся в реальных актах общения.

Осознание Т Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. как уровня языковой системы соответствует грамматическому подходу, который заключается в анализе реализации логических законов развития мысли и связи выражений. Конкретно с этих позиций Т. изучается грамматикой текста, в рамках которой описываются разные типы внутритекстовых связей (формально-грамматические, логические, импликативные и др.), также средства их реализации (повторы, дейктические единицы, служебные Е.А. Баженова, М.П. Котюрова слова, акцент-ные выделения, интонация, рассредотачивание направленных на определенную тематику и рематических частей в предложении и др.).

Но описание только формально-грамматической структуры Т. не разъясняет многих его существенных признаков, сначала коммуникативных и смысловых. Критичные замечания "в адресок" грамматики текста высказывают многие представители коммуникативных направлений лингвистики, в каких под Т Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. понимается речевое произведение, концептуально обусловленное и коммуникативно направленное в рамках определенной сферы общения, имеющее информативно-смысловую и прагматическую суть. См.: "Структуре содержания не может соответствовать ни структура языковых средств снутри предложения, ни структура на уровне соотношения межфразовых единств, отражающих внешнюю компанию текста... Потому что текст — это такое Е.А. Баженова, М.П. Котюрова образование, где наружняя форма непременно перебегает во внутреннюю форму, которую составляет целостный образ содержания, то этот переход и является более соответствующим внутренним свойством текста" (А.И. Новиков); "Учет грамматических форм связей выражений и других текстовых единиц оказывается недостающим для анализа целого текста (произведения)... Выход за границы отдельного выражения в целый Е.А. Баженова, М.П. Котюрова текст связан с отменно другим подходом к тексту, когда интралингвистического контекста (как и одних языковых познаний) недостаточно для разъяснения многих существенных сторон изучаемого парадокса, когда нужен выход в широкий экстралингвистический контекст" (М.Н. Кожина).

В семантике текста акцентируется его информационно-смысловая база, соотнесенность Т. с денотатом. Не считая того, Т. как Е.А. Баженова, М.П. Котюрова нужный элемент хоть какого акта вербальной коммуникации рассматривается в качестве объекта, сопряженного с создателем и реципиентом. Соответственно семантика Т. включает содержание Т. (в нюансе создатель — текст) и смысл Т. (в нюансе текст — реципиент). Содержание Т. определяется создателем и представляет собой итог объективации куска реальности средствами языка Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. Наличие содержания в Т. — базовое свойство языка, обусловленное мышлением. Смысл Т. определяется (смыслообразование осуществляется) при содействии Т. с реципиентом благодаря проявлению в нем мыслительных категорий речемыслительной деятельности, репрезентированных средствами языка. Но осознание смысла текстовой единицы может быть только в вербальном контексте целого Т., так как темы фрагментов (единиц) Т. всегда Е.А. Баженова, М.П. Котюрова выступают в роли подтем, микротем, развивающих общую тему целого Т. Отсюда идет различение обычного понятия "Т." и коммуникативного — "целый Т.", животрепещущего для стилистики.

В стилистике целого текста, а конкретно функц. стилистике, Т. соотносится с его экстралингвистической основой (сферой общения, жанром и др.), выявляются коммуникативная необходимость использования языковых ресурсов Е.А. Баженова, М.П. Котюрова в той либо другой сфере и ситуации общения, соответствие их мотивированной установке говорящего и т.п., по другому говоря, осуществляется выход во внешнюю среду, прямо до широкого социокультурного контекста, за рамки языковой системы. Данный подход подразумевает, что Т.

1) выступает универсальной формой коммуникации, т.е. способен производить речевое взаимодействие меж создателем и Е.А. Баженова, М.П. Котюрова адресатом;

2) является речевым произведением, а не языковой единицей высшего уровня;

3) всегда имеет концепт (см.), т.е. идею, отражающую авторский план и формирующую целостность произведения;

4) представляет собой речевую систему, характерную определенной сфере общения;

5) всегда нацелен на адресата (даже если им является сам создатель);

6) несет информацию (смысл);

7) обладает прагматическим эффектом (эффектом воздействия Е.А. Баженова, М.П. Котюрова).

Функц. стилистика изучит целые Т. и их стилевую типологию, при этом анализирует их в единстве поверхностной, формально-грамматической, и содержательно-коммуникативной, обусловленной экстралингвистически, сторон. Целый Т. характеризуется качествами, отменно отличающими его от единиц языковой системы, так как только целый Т. (произведение) может стопроцентно выразить авторский план, концепцию, т.е Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. обладает смыслом, несводимым к сумме значений составляющих его языковых единиц. Т. способен к смысловому приращению, которое обосновано функционированием речевого произведения в социокультурном контексте. Потому целый Т. перестает быть чисто лингвистическим феноменом, "перерастая" в нечто большее и поболее сложное, а именно в явление культуры. Конкретно в целом Т. находят Е.А. Баженова, М.П. Котюрова отражение структура речевого акта и признаки взаимодействия коммуникантов. В конце концов, только целому Т. (произведению в целом) характерна особенная системная организация (обусловленная его экстралингвистической основой), которой не обладает отдельное высказывание-предложение, тем паче единицы дотекстовых уровней. При этом эта системная организация целого Т. проявляется в композиционно-содержательной его Е.А. Баженова, М.П. Котюрова форме и пронизывает всю текстовую ткань произведения (см. Речевая системность многофункционального стиля).

Всех перечисленных свойств нет у Т. как уровня языковой системы, они охарактеризовывают только целое произведение и могут быть осмыслены только в нюансе целого Т. либо типологии текстов. Не считая того, перечисленные признаки являются функц.-стилистическими, т Е.А. Баженова, М.П. Котюрова.е. обусловливают стилевую специфику речевого произведения. В качестве критериев определения целого Т. как явления реальной коммуникации рассматриваются семантический, коммуникативно-информативный, функц.-стилистический, опирающиеся на полный экстралингвистический анализ, предполагающий выход за границы фактически лингвистической науки в область смежных дисциплин (философию, социологию, психологию, культурологию, науковедение, литературоведение и др.). При всем этом объединяющим началом многоаспектного Е.А. Баженова, М.П. Котюрова исследования Т. является человек в разных сферах его деятельности и социокультурной среды. Воззвание к Т. как целому (произведению) предназначает осмысление его семантико-содержательной стороны (см. смысловая структура текста), также таких его коммуникативных характеристик, как план, концепция, цель общения, фонд познаний, субъект речи, адресат и др., а Е.А. Баженова, М.П. Котюрова на поверхностном уровне — текстовая организация, композиция (см.), принципы и приемы развертывания (см. развернутый вариативный повтор). Все эти характеристики определяют высококачественное своеобразие, специфику целого Т. как единицы коммуникации.

При имеющемся обилии подходов к осознанию парадокса Т. одним из его основных, инвариантных параметров признается системность, которая обусловливается наличием структуры, иерархичности, целостности Е.А. Баженова, М.П. Котюрова и связи со средой.

Структура Т. — это форма существования его содержания, которой характерны определенность, упорядоченность, членимость и целостность. Два последних признака диалектически взаимосвязаны: будучи построенным из отдельных единиц — сверхфразовых единств, сложных синтаксических целых (см.), абзацев (см.), микротекстов (см), коммуникативных блоков (см.), — Т. все же сохраняет коммуникативное и смысловое единство Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. Вместе с этим Т. характеризуется единством наружной и внутренней формы, при этом внутренняя форма является доминирующей, так как она является тем фундаментом, на котором строится Т. Внутренняя форма управляет на уровне плана процессом порождения Т. и тем организует его внешнюю форму, т.е. рассредотачивание слов, связь предложений, объединение отрезков Е.А. Баженова, М.П. Котюрова текста в целое.

Иерархичность Т. обоснована иерархией заложенных в нем неравнозначных коммуникативных программ, т.е. мотивов и целей порождения речевого сообщения. Предмет сообщения подчиняется цели (основному коммуникативному намерению создателя), порождающей и организующей Т. Основной план (концепция) сообщения выражается в опорных смысловых узлах Т. (фактах, главных словах и др.), образующих логико-фактологическую цепочку Е.А. Баженова, М.П. Котюрова как смысловой стержень Т. Подчиненные коммуникативные программки соотносятся с вторичной информацией Т. (Т.М. Дридзе).

Под средой Т. понимается социально-культурный контекст, в каком работает речевое произведение. Конкретно в среде Т. приобретает характеристики не только лишь лингвистического, да и социально-культурного парадокса, обогащается новыми смыслами и, вследствие интерпретации и Е.А. Баженова, М.П. Котюрова реинтерпретации, получает способность к саморазвитию. Контакты Т. и среды появляются в разных формах воздействия среды на Т. и воздействия Т. на среду, потому что последний, будучи явлением не только лишь лингвистическим, да и экстралингвистическим, самим фактом собственного существования так либо по другому изменяет окружающую реальность.

Неувязка Е.А. Баженова, М.П. Котюрова связи Т. и среды разрабатывается сначала применительно к худож. произведениям в рамках литературоведения, семиотики, культурологии и поэтики, где среда определяется как культурная и историческая эра написания Т., картина мира, сделанная в произведении, общность эстетического языка создателя и читателя (Ю.М. Лотман). В ближайшее время необыкновенную актуальность получила неувязка межтекстовых связей Е.А. Баженова, М.П. Котюрова, либо "текстов в тексте" (см. Интертекстуальность).

Ввиду трудности и многоаспектности понятия "Т." разносторонне решается вопрос о типологии текстов. В базу систематизации обычно кладутся лингвистические и экстралингвистические, конкретные и личные причины текстообразования и восприятия.

Более всераспространенной является систематизация Т. по жанрово-стилистической принадлежности (художественные, научные, публицистические, деловые, разговорные с предстоящим Е.А. Баженова, М.П. Котюрова разграничением центральных и периферийных жанров — см. Жанр).

В.В. Одинцов в дополнение к классической систематизации различает посреди текстов массовой коммуникации информационные и агитационные (убеждающие) по доминированию в их рационально-логических либо эмоционально-риторических структур.

Г.Я. Солганик дифференцирует Т. зависимо от нрава их построения (от 1-го, 2-го либо 3-го лица), нрава Е.А. Баженова, М.П. Котюрова передачи чужой речи, количества участников коммуникации (монолог, диалог, полилог), функц.-смыслового предназначения (тексты-описания, тексты-повествования, тексты-рассуждения), типа связей меж предложениями (тексты с цепными, параллельными либо присоединительными связями).

Другие исследователи систематизируют Т. по теме (С.И. Гиндин, И.Я. Чернухина), по методу выражения инфы (Л.И. Лосева), по Е.А. Баженова, М.П. Котюрова нраву интерпртеации (А.А. Реформатский, Ю.А. Сорокин) и т.д.

Дискуссионным является вопрос о текстовом статусе разг. диалога.

Одни исследователи избегают использования термина "Т." в отношении произведений устной спонтанной речи, отмечая отсутствие в их направленной на определенную тематику целостности, жанровую неопределенность, принципную невозможность плана, непредсказуемость развертывания Е.А. Баженова, М.П. Котюрова и т.п. В данном случае для наименования разг. диалогов употребляются понятия "устный коммуникат", "диалогическое единство", "дискурс", "текстоид" (Н.А. Купина, О.Б. Сиротинина, М.А. Кормилицына).

Другие создатели выделяют в разг. диалоге текстовые и нетекстовые участки (М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова).

Третьи считают спонтанный диалог текстовой структурой Е.А. Баженова, М.П. Котюрова особенного типа, обладающей коммуникативно-событийной, прагматической и динамической интегративностью (И.Н. Борисова, Т.В. Матвеева).

В задачки стилистического исследования Т. заходит

- исследование принципов построения и речевой организации Т. в определенной коммуникативной сфере;

- выявление структурно-стилистических способностей речевых произведений, композиционно-стилистических типов и форм, также конструктивных приемов и функционирования в речи языковых Е.А. Баженова, М.П. Котюрова средств.

В практическом отношении стилистика текста призвана содействовать, во-1-х, полному и глубочайшему осознанию речевого произведения; во-2-х, развитию и совершенствованию культурно-речевых способностей и умений средством указания путей и методов конструирования Т., принадлежащих разным функц. стилям.

Лит.:

Поспелов Н.С. Неувязка сложного синтаксического целого в современном российском Е.А. Баженова, М.П. Котюрова языке, "Уч. зап. МГУ. Труды каф. рус. яз.", 1948. Вып. 137. Кн. 2;

Лотман Ю.М. Структура художественного текста. — М., 1970;

Его же: Текст и функция // Лотман Ю.М. Избранные статьи. Т. 1. —Таллин, 1992;

Солганик Г.Я. Синтаксическая стилистика. — М., 1973;

Его же: Стилистика текста. — М., 1997;

Колшанский Г.В. Текст как единица коммуникации // Задачи общего Е.А. Баженова, М.П. Котюрова и германского языкознания. — М., 1978;

Его же: Контекстная семантика. — М., 1980;

Его же: Лингвистика текста. — М., 1978;

Кухаренко В.А. Интерпретация текста. — Л., 1979;

Леонтьев А.А. Выражение как предмет лингвистики, психолингвистики и теории коммуникации // Синтаксис текста. — Л., 1979;

Его же: Понятие текста в современной лингвистике и психологии // Психолингвистическая и лингвистическая природа текста и особенности Е.А. Баженова, М.П. Котюрова его восприятия. — Киев, 1979;

Одинцов В.В. Стилистика текста. — М., 1980;

Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. — М., 1981;

Москальская О.И. Грамматика текста. — М., 1981;

Ее же: Текст как явление культуры. — Новосибирск, 1981;

Ее же: Нюансы общей и личной лингвистической теории текста. — М., 1982;

Купина Н.А. Смысл художественного текста и Е.А. Баженова, М.П. Котюрова нюансы лингво-смыслового анализа. — Красноярск, 1983;

Новиков А.И. Семантика текста и ее формализация. — М., 1983;

Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. — М., 1984;

Сорокин Ю.А. Психолингвистические нюансы исследования текста. — М., 1985;

Торсуева И.Г. Текст как система // Структурно-семантические единицы текста: Сб. науч. тр. МГПИИЯ им. М. Тореза. Вып Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. 267. — М., 1986;

Васильев С.А. Синтез смысла при разработке и осознании текста. — Киев, 1988;

Котюрова М.П. Об экстралингвистических основаниях смысловой структуры научного текста. — Красноярск, 1988;

Шабес В.Я. Событие и текст. — М., 1989;

Каменская О.Л. Текст и коммуникация. — М., 1990;

Матвеева Т.В. Многофункциональные стили в нюансе текстовых категорий. — Свердловск, 1990;

Мурзин Л.Н Е.А. Баженова, М.П. Котюрова., Штерн А.С. Текст и его восприятие. — Свердловск, 1991;

Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. — Ростов на дону н/Д., 1993;

Сиротинина О.Б. Тексты, текстоиды, дискурсы в зоне разговорной речи // Человек — текст — культура. — Екатеринбург, 1994;

Ее же: Язык — система. Язык — текст. Язык — способность. — М., 1995;

Кожина М.Н Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. Понятия "текст" и "целый текст" (в нюансе стилистики текста) // Очерки истории научного стиля российского литературного языка XVIII—XX вв. Т. II. Ч. 1. Стилистика научного текста (общие характеристики). — Пермь, 1996;

Шмелева Т.В. Текст через призму метафоры тканья // Человек и текст: Сб. науч. тр. — Саратов, 1998;

Болотнова Н.С. Базы теории текста Е.А. Баженова, М.П. Котюрова. — Томск, 1999;

Сидорова М.Ю. Грамматика художественного текста. — М., 2000;

Баженова Е.А. Научный текст в нюансе политекстуальности. — Пермь, 2001;

Борисова И.Н. Российский разговорный диалог: структура и динамика. — Екатеринбург, 2001;

Залевская А.А. Текст и его осознание. — Тверь, 2001.

Е.А. Баженова, М.П. Котюрова


edinoborcheskij-poedinok-kak-pole-aktivnoj-meditacii.html
edinoe-eto-atomi-i-pustota.html
edinogo-kalendarnogo-plana-minsporta-chelyabinskoj-oblasti-i-regionalnogo-otdeleniya-dosaaf-rossii-chelyabinskoj-oblasti.html